Adiposity and breast cancer risk in postmenopausal women: Results from the UK Biobank prospective cohort

В последние годы внимание исследователей привлечено к факторам риска рака молочной железы, поскольку примерно в 68% от всех случаев заболевание можно было предотвратить при использовании мер профилактики (грудное вскармливание, адекватная физическая активность, снижение потребления алкоголя, а лучше отказ от него до первых родов, предупреждение прибавки массы тела в постменопаузе (снижение на 32%!) [Colditz GA, Bohlke K. CA Cancer J Clin. 2014;64:186-194]. Во многих эпидемиологических исследованиях подчеркивается взаимосвязь между ожирением, диабетом и раком, в том числе, раком молочной железы [Gallagher EJ, et al. Endocrine Practice. 2010;16(5):864-873; García-Jiménez C, et al. Brit J Cancer 2016;114:716–722], вследствие взаимодействия сигнальных путей инсулина и инсулиноподобрых факторов роста, индуцирующих онкогенез через свои рецепторы.
Увеличение размера тела (body size) ─ важный модифицируемый фактор риска для рака молочной железы у женщин в постменопаузы. Однако остается неясным, является ли прямая оценка количества жировой массы лучшим индикатором риска, чем измерение общепринятых антропометрических показателей, а также относится ли центральное ожирение к более важному фактору риска по сравнению с общим ожирением.
В Великобритании между 2006 и 2010 гг. проведен набор лиц (˃ 500 000) в возрасте от 40 до 69 лет в исследование UK Biobank, при этом с 2006 по 2014 гг. авторы провели анализ данных, полученных среди 162 691 женщин в постменопаузе. Результаты были стратифицированы с учетом следующих факторов: возраст на момент набора в исследование, регион проживания и социально-экономический статус, а также скорректированы в зависимости от семейного анамнеза по раку молочной железы, возраста менархе, возраста первых родов, возраста менопаузы, использования ранее заместительной гормональной терапии, курения, потребления алкоголя, уровня физической активности и этнической принадлежности.
Авторы оценивали данные 2 913 случаев инвазивного рака молочной железы в течение, в среднем, 5,7 лет наблюдения. Было отмечено непрерывное увеличение риска рака молочной железы у женщин в постменопаузе по мере увеличения степени ожирения. Точечная оценка (point estimate) повышения риска рака молочной железы у женщин с верхним квартилем (в среднем, 37,6 кг) по сравнению с самым низким квартилем (в среднем, 17,6 кг) массы жировой ткани составила 1,70 (95% ДИ 1,52-1,90). Показатели корреляции между увеличением индекса массы тела (ИМТ) и общей массы жира на одно стандартное отклонение (СО) и риском рака молочной железы были сходными, т.е. прямую оценку количества жировой массы нельзя было считать лучшим индикатором риска по сравнению с измерением антропометрических показателей. Тем не менее, корреляция между антропометрическими параметрами центрального ожирения (окружность талии, соотношение окружности талии к окружности бедер) и риском рака молочной железы после корректировки с величиной жировой массы несколько снижалась. Величина риска рака молочной железы в независимости от показателей ожирения была выше у женщин, которые находились в постменопаузе в течение ≥ 12 лет.

 Источник:
Guo W, Key TJ, Reeves GK. Adiposity and breast cancer risk in postmenopausal women: Results from the UK Biobank prospective cohort. Int J Cancer. 2018 Mar 23. Epub ahead of print

Остальные публикации